О Криминологическом форуме «Қосшыдағы пікір алмасу — Дискуссии в Косшы»

Асхат Жұмағали,
заместитель директора Межведомственного
научно-исследовательского института
Академии правоохранительных органов при
Генеральной прокуратуре

 

В ноябре прошлого года по инициативе Генерального Прокурора Жакипа Асанова на базе Академии правоохранительных органов начал свою работу Криминологический форум «Қосшыдағы пікір алмасу- Дискуссии в Косшы».

Созданная площадка для дискуссий позволяет не только обсуждать проблемные вопросы правоприменительной практики, но и находить их эффективные решения.

Это место, где обмениваются мнениями и реализуют свои идеи авторитетные практики – депутаты Парламента, судьи Верховного Суда, руководители правоохранительных и иных государственных органов, а также адвокаты, активные правозащитники, видные ученые, представители гражданского общества и вузов.

Образован Секретариат криминологического форума, утвержден его регламент. В состав Секретариата вошли ученые, доктора наук Алауханов Е., Рахметов С., Балтабаев К., Ахпанов А., Пен Г., а также представители правоохранительных органов, адвокатуры, неправительственных организаций.

Криминологический форум позволяет использовать огромный потенциал таких профессионалов для выработки рекомендаций, направленных на усиление правовых механизмов защиты прав человека, попавшего в орбиту уголовного процесса.

Выработанные рекомендации направляются в Межведомственную рабочую группу по мониторингу практики применения Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, созданную при Генеральной прокуратуре. Такой подход — реальная возможность довести полученные наработки до Парламента.

Наша основная цель — обсуждать и предлагать решения проблем правоприменительной практики, которые в конечном итоге принесут пользу людям. Надеемся, что такие дискуссии будут способствовать изменению отношения граждан к правоохранительным органам, повышению уровня их доверия, правовой культуры и нетерпимости к правонарушениям.

Проведено уже 2 криминологического форума. Мероприятия поддержаны проектом Европейского Союза «Совершенствование уголовного правосудия в Казахстане».

Первый форум состоялся в ноябре прошлого года на тему: «Почему в Казахстане мало назначают уголовные штрафы?». Участниками форума признано целесообразным и своевременным совершенствование системы уголовных штрафов, являющихся одним из эффективных видов наказания. Разработаны соответствующие поправки в законодательство.

Второй форум прошел 3 марта текущего года на тему: «Почему не хотят быть свидетелем?», «Потерпевший: надёжно ли защищены его права?».

Предварительно эти проблемы были изучены Межведомственной рабочей группой, созданной при Секретариате криминологического форума. Рассмотрены мнения и предложения правоохранительных органов, ученых, представителей неправительственных организаций и национальных экспертов.

Известно, что свидетель является одним из основных источников доказательств. Его показания могут повлиять как на вынесение справедливого приговора, так и на судьбы других участников уголовного процесса и их близких. Виновные не понесут заслуженного наказания или же вообще могут быть освобождены от уголовного преследования, так и невиновные после заведомо ложных показаний свидетеля несправедливо будут привлечены к ответственности.

Поэтому институт свидетеля имеет важное значение в уголовном судопроизводстве.

Но, как показывает практика, граждане, зачастую, не хотят участвовать в уголовном процессе в качестве свидетелей.

Причины разные. По мнению полицейских, люди не хотят им помогать ввиду низкого уровня правовой культуры и, так называемого, правового нигилизма.

Конечно, в сознании отдельных граждан еще осталось внутреннее убеждение не содействовать полиции и просто быть в стороне. Но это пережитки «советского времени», когда правоохранительные органы, зачастую, воспринимались как карательные структуры, и в обществе были распространены элементы криминальной субкультуры.

Сегодня мы живем в эпоху технологий и правовых реформ. Интернет наполнен различной информацией, позволяющей многим людям быть более продвинутыми и грамотными. По любому проблемному вопросу можно получить варианты ответов. Стоит лишь твитнуть, сделать публикацию в фейсбуке и так далее. Масса блогеров, юристов, экономистов, политологов и обычных граждан поделятся своим опытом, дадут рекомендации в социальных сетях. Причем, бесплатно.

Поэтому, на наш взгляд, с каждым годом люди становятся грамотнее с точки зрения знания своих прав и возможностей по их реализации.

В этой связи, возвращаясь к вопросу «Почему не хотят быть свидетелем?», полагаем, что причина не только в «правовом нигилизме» наших граждан. В большей степени такую ситуацию создаем мы сами, сотрудники правоохранительных органов.

Подтверждением этому служат множество примеров из жизни.

В январе текущего года во всех СМИ была опубликована новость о том, что в г.Актобе после допроса скончался пенсионер МВД гражданин Т. Его, инвалида без ноги, которую он потерял на службе в полиции, вызвали ночью на допрос по факту ДТП. Потом, на следующий день в здании полиции он прождал следователя два с половиной часа и не дождался. 14 января он вновь пришел давать показания. Со слов родственников погибшего, с ним обращались по-хамски, обвиняли в правонарушении, которого он не совершал. В итоге у него произошел сердечный приступ, от которого он скончался.

Благодаря таким случаям, неудивительно, что люди не доверяют органам уголовного преследования ввиду грубого, неуважительного к ним отношения и непрофессионализма отдельных сотрудников.

Длительные ожидания и неоднократные вызовы на допросы либо другие следственные действия отвлекают людей от их обычных занятий и работы. При этом расходы, связанные с вызовом в орган, ведущий уголовный процесс, им не возмещаются. Процессуальные издержки из этих сумм, зачастую, не взыскиваются.

Все это вызывает недовольство граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Хотя орган, ведущий уголовный процесс, обязан охранять права и свободы граждан, участвующих в уголовном процессе, создавать условия для их осуществления, принимать своевременные меры к удовлетворению законных требований участников уголовного процесса. Это один из основополагающих принципов уголовного процесса, предусмотренный в статье 15 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (УПК).

В связи с этим некоторыми практиками и учеными предлагается внести в УПК изменения, обязывающие применение звуко – видеозаписи допросов. По их мнению, это будет превентивной мерой по недопущению нарушений со стороны должностных лиц, создаст дополнительные гарантии достоверности показаний.

С другой стороны, люди боятся быть втянутыми в долгий процесс, беспокоятся о своей безопасности.

Поэтому необходимы реальные меры по защите свидетелей и гарантированию безопасности их близких, что повысит степень их доверия к институтам правосудия.

Правовые основны для этого уже заложены в УПК и других нормативных правовых актах.

Согласно статье 15 УПК, при наличии достаточных оснований полагать, что потерпевшему, свидетелю или иным лицам, участвующим в уголовном процессе, а также членам их семей или иным близким родственникам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо иными опасными противоправными действиями орган, ведущий уголовный процесс, обязан в пределах своей компетенции принять предусмотренные законом меры к охране жизни, здоровья, чести, достоинства и имущества этих лиц.

В этих целях выносится официальное предостережение лицу, от которого исходит угроза насилия или других запрещенных уголовным законом деяний, о возможном привлечении его к уголовной ответственности, ограничивается доступ к сведениям о защищаемом лице, дается поручение об обеспечении его личной безопасности, избирается в отношении подозреваемого, обвиняемого мера пресечения, исключающая возможность применения в отношении участников уголовного процесса насилия или совершения иных преступных деяний, применяется мера процессуального принуждения в виде запрета на приближение.

Более того, независимо от принятия мер безопасности орган уголовного преследования обязан при наличии к тому оснований начать досудебное расследование в связи с обнаружившейся угрозой совершения запрещенного уголовным законом деяния в отношении потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, другого лица, участвующего в уголовном судопроизводстве (часть 5 статьи 97 УПК).

В целях надлежащего практического применения указанных норм, по итогам криминологического форума предложено разработать методические рекомендации по вопросам применения мер безопасности в отношении участников уголовного процесса с образцами процессуальных документов согласно действующему УПК.

Касательно статуса потерпевших.

В развитых странах этому статусу придается особое значение. Система мер защиты жертв преступлений основывается на международных стандартах, закрепленных в различных Конвенциях и рекомендациях, резолюциях международных организаций.

Одним из основных документов считается принятая 29 ноября 1985 года резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН «Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью».

Декларация носит рекомендательный характер. Рекомендует принимать меры «для сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечения их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивании и мести».

Указанный документ послужил основой для принятия 25 октября 2012 года Европейским Парламентом и Советом Европейского Союза Директивы 2012/29/ЕС об установлении минимальных стандартов в отношении прав, поддержки и защиты жертв преступлений. Целью Директивы является обеспечение получения жертвами преступлений информации, поддержки и защиты, а также обеспечение возможности их участия в уголовном судопроизводстве.

В ряде стран Организации экономического сотрудничества и развития, к стандартам которой мы стремимся, действуют специальные законы и службы, направленные на защиту пострадавших от криминальных действий.

В США система специализированной практической помощи жертвам преступлений возникла во второй половине 1960-х годов в виде разрозненных общественных структур. В 1990 году принят Федеральный закон США, в котором выделены основные принципы судопроизводства в отношении жертв преступлений. Это право на справедливое и уважительное отношение к потерпевшим с соблюдением достоинства личности и конфиденциальности; право на защиту от обвиняемого; право быть информированным о судебном заседании, представлять свои интересы и быть выслушанным; право на реституцию и, наконец, на информацию об обвинении, приговоре, об отбывании наказания преступником и дате его освобождения из заключения.

В Великобритании в целях обеспечения безопасности потерпевших создана специальная Служба безопасности жертв преступлений.

В Германии действует специальный закон о защите и помощи жертвам преступлений.

Интересная система восстановления прав жертв преступлений и террористических актов во Франции. В июле 1983 года был принят Закон «Об усилении защиты жертв преступлений», который расширил круг лиц, имеющих право на компенсацию. В 1984 году был создан Национальный институт помощи жертвам преступлений.

В Казахстане также приняты соответствующие законодательные акты, обеспечивающие права потерпевших.

Согласно пункту 2 статьи 13 Конституции, «каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод». В 2000 году принят Закон «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе». В Уголовно-процессуальном кодексе предусмотрены нормы о правах потерпевшего (ст.71 УПК) и о фонде компенсации вреда потерпевшим (ст.173 УПК). Законопроект об этом фонде находится на рассмотрении в Парламенте.

Между тем, со времени действия Уголовно-процессуального кодекса Казахской ССР понятие потерпевшего не претерпело существенных изменений.

Так, в УПК КазССР потерпевшим признавалось лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред.

Согласно УПК от 1997 г. и 2014 г., потерпевшим в уголовном процессе признается лицо, в отношении которого есть основание полагать, что ему непосредственно уголовным правонарушением причинен моральный, физический или имущественный вред. При этом, лицо также признается потерпевшим и в случаях, когда вред ему нанесен запрещенным Уголовным кодексом деянием, совершенным невменяемым.

В Уголовно-процессуальных кодексах Республики Казахстан в сравнении с УПК КазССР права потерпевшего были дополнены и детализированы. В частности, его наделили правами: знать о предъявленном подозрении и обвинении; давать показания на родном языке или языке, которым владеет; пользоваться бесплатной помощью переводчика; получать принадлежащие ему подлинники документов; знакомиться с протоколом судебного заседания, при этом вправе проставлять свои подписи в конце протокола, а при ознакомлении с частью протокола судебного заседания – в конце этой части; защищать свои права и законные интересы иными способами, не противоречащими закону; знать о намерении сторон заключить процессуальное соглашение, о его условиях и последствиях, предлагать свои условия по возмещению ущерба, причиненного преступлением, либо возражать против его заключения и т.д.

Вышеизложенное свидетельствует, что государством, в целом, последовательно принимались законодательные меры по усилению правовой защиты прав граждан, пострадавших от преступлений.

И сегодня, действующий УПК содержит основные механизмы защиты прав потерпевших. Но на практике не всегда обеспечивается соблюдение этих требований закона. Наблюдается определённый перекос в сторону расширения прав подозреваемых и обвиняемых.

Граждане, пострадавшие от преступлений, порой несвоевременно признаются потерпевшими. Если раньше орган следствия был обязан вынести такое постановление сразу же после возбуждения уголовного дела, то сейчас этой нормы нет. В таких случаях потерпевший лишен возможности полноценно реализовывать свои права в уголовном процессе.

Дисбаланс полномочий подозреваемого и потерпевшего также не способствует полной реализации принципа состязательности и равенства сторон.

К примеру, подозреваемый при отсутствии средств обеспечивается юридической помощью за счет государства, однако потерпевшему такое право не предоставлено (за исключением случаев, когда потерпевший является несовершеннолетним или не владеющим языком судопроизводства либо по своему физическому или психическому состоянию лишен возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы).

По окончании досудебного расследования подозреваемый вправе снимать копии материалов уголовного дела с использованием научно-технических средств, потерпевший – нет.

Подозреваемый также вправе безотлагательно уведомляться органом, ведущим уголовный процесс, о принятии процессуальных решений, затрагивающих его права и законные интересы, за исключением вопросов, касающихся негласных следственных действий, а также получить их копии. Однако, потерпевший аналогичного права не имеет.

В этой связи в Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года одним из приоритетов совершенствования уголовно-процессуального права определено дальнейшее совершенствование механизмов предоставления квалифицированной юридической помощи по уголовным делам не только обвиняемым и подозреваемым, но и потерпевшим, свидетелям.

Наряду с этим, проблемным вопросом остается возмещение ущерба гражданам.

Больше всего люди страдают от корыстно-насильственных преступлений, удельный вес которых в общей структуре преступности составляет порядка 70%. Если в 2014 году по таким преступлениям возмещаемость ущерба составляла 73%, то уже в 2015 году было возмещено только 23%, а в прошлом году – 26%.

Все указанные проблемы стали предметом обсуждения участников криминологического форума.

По итогам совместной работы подготовлены рекомендации и Дорожная карта. В ней заложены правовые и практические меры по защите прав потерпевших и свидетелей, созданию эффективного механизма возмещения ущерба и восстановления нарушенных прав.

В частности, предлагается:

совершенствовать механизмы по предоставлению им квалифицированной юридической помощи;

разработать либо изменить, дополнить ведомственные акты органов уголовного преследования с целью усиления контроля за порядком доставления и пребывания граждан в служебных помещениях, создания алгоритма действий прокуроров и следователей по определению пострадавшего лица, придании ему статуса потерпевшего, возмещению ущерба и т.д.;

совершенствовать электронный учет посетителей, внедрить дополнительный критерий оценки сотрудников исходя из соблюдения прав граждан, персонификацию сотрудников (жетоны, бейджи), разработать стандарты поведения сотрудников, практиковать обучающие семинары, тренинги и т.д.;

ввести новые учебные дисциплины в Академии и ведомственных ВУЗах с целью обучения сотрудников навыкам эффективного взаимодействия с гражданами.

Материалы направлены в Генеральную прокуратуру, Комитет по правовой статистике и специальным учетам, правоохранительные органы для работы.